Наверх

Погода в Астане: 13 августа, вечер: +20° 7 м/с14 августа, ночь: +14° 6 м/с14 августа, утро: +16° 7 м/с14 августа, день: +22° 8 м/с

Вольготные условия для контрабанды в Кыргызстане

571
Фото: inbusiness.kz

Сегодня отношения Казахстана с братским Кыргызстаном омрачаются сложной ситуацией на границе, где часто образуются большие заторы больших грузовиков с товарами. В Кыргызстане обвиняют казахстанских пограничников, сотрудников комитета госдоходов в чрезмерном контроле. На самом деле эта проблема коренится в контрабанде и отсутствии необходимой документации с кыргызстанской стороны. Поэтому-то на наших пограничных пунктах пропуска тратят много времени на проверки, невольно создавая пробки.

В середине февраля текущего года Казахстан и Кыргызстан договорились, что кыргызстанские грузоперевозчики, помимо основных документов, должны иметь электронную счет-фактуру с QR-кодом на перевозимый товар. В конце второй декады апреля первый зампредседателя кабинета министров Кыргызстана А. Кожошев и заместитель премьер-министра, министр торговли и интеграции Казахстана Б. Султанов утвердили новый формат пропуска транспорта с товарами на границе. Государственная налоговая служба при Министерстве финансов Кыргызстана обязалась не пропускать фуры, не имеющие электронные счет-фактуры на перевозимый товар. При соблюдении этих условий Комитет государственных доходов Министерства финансов Казахстана не должен проводить контрольно-досмотровые мероприятия транспорта с товарами, следующих транзитом из Кыргызстана в страны ЕАЭС.

В случае же обнаружения в электронных счетах-фактурах незаявленных товаров Комитет государственных доходов Минфина РК возвращает машины на территорию Кыргызстана. Все эти процедуры приняты в первую очередь для легализации приграничной торговли, устранения потоков «серых товаров», наносящих большой ущерб нашим экономикам, производителям. (В свое время Евразийский аналитический клуб писал, что ежегодно «прямой ущерб от «серого» потока составляет для Казахстана и Кыргызстана не менее 1-1,5 млрд. долларов прямых экономических потерь в результате недополученных национальными бюджетами сборов».) Наличие электронных счет-фактур автоматизирует процесс переезда через нашу границу. Соответственно, затор на границе образуется в большинстве своем из машин, которые не соблюдают все эти правила.

По данным нашего министерства торговли и интеграции, с конца марта 92% грузовых машин с китайскими товарами ехали из Кыргызстана без наличия электронных счет-фактур. Как говорится, закон есть закон, и его нужно соблюдать, иначе мы опять вернемся во времена «войны всех против всех». Однако в Кыргызстане не все понимают эту прописную истину, и упрямо стремятся провозить через нашу границу контрабандные товары. В начале года Министерство финансов Казахстана сообщало, что в 90% случаев из Кыргызстана в нашу страну ввозят незаявленный китайский товар. То есть – это контрабанда.

В начале прошлого месяца наша страна опять вынужденно усилила контроль на границе с Кыргызстаном, поскольку были выявлены нарушения ранее достигнутых договоренностей. В частности, были обнаружены факты попыток провоза через нашу границу из Кыргызстана поддельных акцизных марок Белоруссии, незаявленных товаров. В конце мая президенты наших стран К. Токаев и С. Жапаров договорились о решении проблемы длинных очередей на кыргызстанско-казахстанской границе. Но, похоже, контрабандная мафия не собирается сдаваться, либо этого кто-то сильно не хочет в Кыргызстане.

Контрабанда из Китая в Кыргызстан построена на подкупе таможенников, подделке документов, использовании тарифных изъятий и т.д. Нашумевшее дело Саймаити показало, что «взятка за каждый грузовик, который чиновники нелегально пропускали через таможню, составляла от 4,6 тысячи до 5 тысяч долларов». Сегодня эксперты основным маршрутом контрабанды из КНР в Казахстан и Россию называют Кыргызстан. Прежде всего по причине того, что на кыргызстанских таможнях «не оборудованные современной техникой и инспекционно-досмотровым комплексом пропускные пункты дают лазейку для серого импорта».

Приведем известные данные, наглядно иллюстрирующие уровень контрабанды из Кыргызстана. К примеру, расходы казахстанцев на приобретение одежды, обуви и мебели больше официальных статданных, поскольку официальная статистика не учитывает «серую торговлю». Довольно существенные объемы продуктов питания, одежды, обуви и других товаров ввозятся к нам из Кыргызстана контрабандным путем, по «серым таможенным схемам» - без статистической отчетности. А про контроль качества этих товаров говорить не приходится, так как они не проходят надлежащий санитарный контроль.

Разница в статистических данных Китая и Кыргызстана по китайскому импорту отражает гигантский уровень контрабанды, коррупции на границе. Согласно китайским статданным, с 2001 по 2020 год Китай экспортировал в Кыргызстан товаров на 76,5 млрд. долларов. Кыргызстан же сообщает, что за это время импортировал из Китая товаров на 16,1 млрд. долларов. То есть разница на сумму более 60 млрд долларов. Расхождение данных по импорту Кыргызстана из Китая за один только 2021 год составило 6 млрд. долларов. Разница в статданных по кыргызстанской внешней торговле есть и с другими странами. Эти данные как нельзя лучше показывают размахи контрабандной мафии в Кыргызстане, втянутость в нее всех этажей государственной власти.

Помнится, в конце прошлого года руководитель таможни Кыргызстана А. Кубанычбеков заявлял о полном искоренении контрабанды. Как он теперь может объяснить, выявляемые на нашей границе «серые товары» из Кыргызстана? Несколько дней назад сам всесильный К. Ташиев, по сути, признал процветание контрабанды в Кыргызстане. Тем самым все победные реляции некоторых кыргызских чиновников об успехах в борьбе с контрабандой попросту являются пусканием пыли в глаза. Для чего? Возможно, чтобы скрыть свои теневые дела в этой сфере?

Можно сказать, что в Кыргызстане с 1990-х годов функционирует сращивание контрабандного бизнеса и части правящей элиты. В свое время в Кыргызстане одним из самых могущественных людей, финансировавшим кыргызскую правящую элиту, был замруководителя кыргызской таможни Р. Матраимов, по прозвищу «Раим-миллион». Как показали разные источники, Р. Матраимов извлекал большие барыши из серой торговли на китайско-кыргызской границе. Между прочим, Раим-миллион с давних пор дружен с главой ГКНБ КР К. Ташиевым.

В Кыргызстане контрабанда стала чуть ли не законным бизнесом. Дошло до того, что в конце марта этого года в бишкекском аэропорту «Манас» обнаружили два контрабандных вертолета из Таджикистана. В начале текущего месяца сообщили о подготовке в Кыргызстане законопроекта об усилении ответственности за контрабанду грузов. По мнению главы ГКНБ КР К. Ташиева, существующая законодательная база не позволяет эффективно бороться с контрабандой. Оказывается, по действующим законам контрабандисты в КР просто «платят таможне штраф, а потом просто легализуют его». Более того, они «не привлекаются к ответственности и продолжают свою незаконную деятельность». Словом, уплата кыргызстанскими контрабандистами штрафа – это нечто вроде средневековой индульгенции и отпущения грехов.

 Отдельные депутаты в Жогорку Кенеше договорились до угроз в стиле «рэкета» - стали призывать к прекращению поставок поливной воды нашей стране в ответ на заторы на границе, которые мы якобы создаем умышленно. Получается, теперь они требуют от нас, чтобы мы создали такие же вольготные условия для кыргызстанской контрабанды в Казахстане, играли по ее правилам? Образно говоря, они тем самым не против вести торговлю не по законам, а по криминальным понятиям.

Кыргызстанская сторона часто говорит о том, что мы создаем заторы на границе будто бы для того, чтобы переориентировать поток китайских товаров через казахстанский Хоргос. На самом деле, как показали многие независимые эксперты, торговый транзит Кыргызстана через Казахстан улучшится, если будет поставлен заслон контрабандным схемам на кыргызстанско-китайской границе. Ведь во многом поэтому мы тщательно проверяем китайский реэкспорт, идущий через нашу территорию. Тем более что Кремль не раз заявлял о необходимости контроля за серым китайским реэкспортом, создающим проблемы как для казахстанской, так и для российской и белорусской экономик.

Некоторые кыргызские политики часто говорят, что через нашу границу с Китаем проходят гораздо большие объемы контрабанды, чем к нам поступают из Кыргызстана. В прошлом это в какой-то степени имело место быть, следует это признать. В Казахстане эта проблема решается с подачи К. Токаева. До этого, в прежние годы, некоторая часть казахстанской элиты, по-видимому, была связана с контрабандой в первую очередь на границе с Китаем. Как известно, в начале этого года К. Токаев разницу в данных по торговле с Китаем (5,7 млрд долларов) назвал контрабандой. После начала инициированных нашим президентом К. Токаевым проверок на казахстанско-китайской границе начался переток импорта товаров из КНР в Кыргызстан.

Так, контрабандисты, видимо, пошли по безопасному пути, где их не будут особо проверять. С другой стороны, данный факт может быть свидетельством того, что за этими потоками стоят по большей части бизнесмены и чиновники из Кыргызстана, которые до этого по разным причинам больше ориентировались на транзит через казахстанско-китайскую границу. Министр финансов Е. Жамаубаев «одной из причин расхождения таможенной статистики с Китаем назвал переток импорта товаров из КНР в Кыргызстан». Вследствие чего «с начала этого года зафиксирован рост китайского импорта в Кыргызстан в пять раз, рост импорта из Кыргызстана в Казахстан – в 2,5 раза». И вот – во всем этом потоке китайского реэкспорта на нашу территорию из Кыргызстана – 90% товаров не были заявлены. Выявлена также выписка фиктивных электронных счетов-фактур при реализации товаров. Одним словом, этот бизнес насквозь криминализирован.

Кстати, ряд исследователей считает, что постоянная напряженность на кыргызско-таджикской границе выгодна обеим сторонам в основном для контрабанды и наркотрафика. В свете сказанного складывается впечатление, что заторы на кыргызстанско-казахстанской границе формируются преимущественно потому, что в Кыргызстане не хотят бороться с контрабандой через казахстанскую границу. Почему? Может быть, потому, что им это невыгодно, учитывая вышеобозначенные связи контрабанды и чиновников. За них эту работу пытаются делать наши уполномоченные органы, что и приводит к «пробкам» на границе. Тем не менее, как отмечал К. Токаев, скоро на казахстанско-кыргызстанской границе должен появиться большой торгово-логистический комплекс, который сможет в сжатые сроки пропускать большие потоки большегрузов. Да будет так!

 

Алишер Исаков

Оценить материал
0